Не от мира сего         

 

""... Никакое сообщество, никакая житейская связь не были бы приятными и прочными: народ не мог бы долго сносить своего государя, господин -- раба, служанка -- госпожу, учитель -- ученика, друг -- друга, жена -- мужа и т. д., если бы они взаимно не заблуждались, не прибегали к лести, не щадили чужих слабостей, не потчевали один одного медом глупости." "

Эразм Роттердамский ("Похвала глупости")

Дурак-Одиночка

В классификации дураков особое место занимает уже знакомая нам графа «Личность – Толпа». Казалось бы, в толпе, «в массе», какой может быть ум? Как говорится – мир дураками красен: толпа любой ум подрежет, подчинит и усреднит. Мы уже не раз говорили о том, что в толпе разум уступает место первобытному инстинкту. И каким бы ни было государственное устройство страны, «масса» никогда не будет носителем разума, передовых идей, да и «вождям народов» выгодно (умеренное) оглупление подданных: не корысти ради, а токмо для поддержания стабильности. Эта стабильность подкрепляется т. н. коллективным разумом, общественной моралью, государственным законом и массовой культурой.
Слово «умник» почти такое же ругательное, как «дурак». И то, и другое – крайности, выбивающиеся из общей массы «средних умов». И, как ни странно, оба понятия часто смыкаются друг с другом: «чересчур умный» ведет себя, «как дурак», ставя себя таким образом вне
- Закона (негласного, общественного, или даже официального, государственного). И дуракам, как известно, закон не писан.
- Стабильности, «прет против рожна», - он уже не просто дурак, а безумец и преступник. Человеческое общество стремится к самосохранению (как и любая популяция животных) и извергает из себя чужеродные элементы, вносящие сумятицу в стройные ряды.
- «Коллективному разуму» вовсе не надо вникать в причины нестандартного поведения расшалившегося индивидуума, для него заранее готов ярлык – дурак или сумасшедший. И «меры пресечения» давно известны, одобрены и завизированы: если дурак – «поучить», если сумасшедший – изолировать любым способом, вплоть до полной ликвидации противника.
История с глубокой древности сохранила множество примеров того, как «Дон Кихота», произносившего «неудобные» речи и совершающего «странные» поступки, общество объявляло «выжившим из ума». Чезаре Ломброзо, «отец» судебной психиатрии, утверждал, что гениальность – отклонение от психической нормы или, попросту говоря, ненормальность. Но итальянский профессор вовсе не имел в виду, что место гениям – в сумасшедшем доме. И уж, конечно, не предполагал, что власти используют его открытия для «лечения» инакомыслящих, как это было, например, с диссидентами 70-х в Советском Союзе.

Насмешники и простецы

Для того, чтобы «дурака было видно издалека» общество наградило безумцев (как и прокаженных) особыми знаками отличия: в Средние века и в Европе, и в России сумасшедшие носили длинные робы и шапки с бубенцами. Такой же наряд надевали на себя и «корчащие дурака», - шуты и скоморохи.
Разумеется, это не единственное отличие.
Для чего же здоровые, умные, а часто и образованные люди рядились в «дурацкие» одежды? Шуты и скоморохи это, можно сказать «профессиональные дураки», лицедеи, играющие на публику, клоуны. Только клоун (в современном понимании) – цирковой артист, который веселит публику, поднимает людям настроение, а средневековый шут – культовая фигура, играющая в обществе весьма серьезную роль.
Шут, шутник, насмешник, joker, - как и большинство персонажей средневекового карнавала, - выходец из преисподней, причем с самого дна. Это умерший король – король наоборот. Он, «король наоборот», обладает некоей особой, шутовской, властью: властью говорить правду. Он – дурак, а «дуракам закон не писан»; то, что не простили бы сановному умнику, дураку (хоть и не всегда) сходит с рук. Паяц паясничает, дурак дурачится, но не только ради одной потехи: простота правды и тайна премудрости растут из единого корня. У дурака что на уме, то и на языке. Потерявшему ум терять нечего (не грози щуке морем, а нагому горем), и привилегия шутов говорить королям глупую простую правду - в противовес хитроумной, искусно сплетенной лжи и заумному мудрованию.

В «Прении о вере скомороха с философом жидовином Тарасом» маститый (и лысый) ученый задал «оппоненту» сакраментальный вопрос: «Что от чего произошло — яйцо от курицы или курица от яйца?». Скоморох тотчас хлопнул философа по голове: «От чего треснуло, от плеши или от ладони?».

Умное дурачество, дурь, граничащая с мудростью, король-шут и шут-король, Иван-дурак, превращающийся в Ивана-царевича, - это образы-архетипы, имеющие древние корни в народном сознании и многократно отраженные в мировой литературе. Принявший личину безумца принц Гамлет «валяет дурака» перед фальшивым королем-убийцей и – ведет философские беседы с черепом своего «брата»-шута Йорика. Иван, старший (и образованнейший) из братьев Карамазовых, «скоморошествует» перед младшим, Алешей, поясняя, что «ум подлец, а глупость пряма и честна», что «глупость коротка и нехитра, а ум виляет и прячется» и что «чем глупее, тем яснее, чем глупее, тем ближе к делу». Сам же Алеша из тех, про которых говорят «святая простота». А главный герой другого романа Достоевского, князь Лев Николаевич Мышкин, прямо называется «идиотом», «юродивым», «не от мира сего».

Не от мира сего.

Слово «юродивый» означает урод, безумец, а «юродивый Христа ради» это тот, кто отказался от собственного разума, от красоты мира, от его морали и логики, - ради мира Горнего.
Строго говоря «не от мира сего» любой человек, кто смеет называть себя христианином. Апостол Павел говорит о Христе распятом - «для Иудеев соблазн, а для Эллинов безумие" (1 Кор 1,23). Первые христиане выглядели сумасшедшими в глазах толпы, считая Богом – казненного и поклоняясь орудию казни, Кресту. Они не желали принести жертву языческим богам даже для спасения собственной жизни, даже для виду (а от них большего и не требовали: принеси жертву и верь «в душе» кому хочешь). Вера, с точки зрения житейской мудрости является безумием, «юродством». «Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас спасаемых – сила Божия. Ибо написано:погублю мудрость мудрецов и разум разумных отвергну. Где мудрец? где книжник? Где совопросник века сего? Не обратил ли Бог мудрость века сего в безумие? Ибо, когда мир своею мудростью не познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих» (I Коринф., 18-21)
Сам Христос, стоя перед владыкой, Пилатом, выглядит безумцем, отвечая на его вопросы без хитрости и страха. А когда Пилат угрожает ему: «Не знаешь ли, что я имею власть распять Тебя и власть отпустить Тебя?», Иисус отвечает: «Ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше». Лк 22, 53. Подвиг юродства это добровольное безумие не имеющее отношение к психическим отклонениям. Некоторые юродивые были образованнейшими монахами, которые становились юродивыми лишь на время; многие ученые иностранцы, путешествующие по России, потрясенные высотой подвижничества, желая спасения во Христе, сами принимали на себя подвиг юродства. Юродивый безумен днем, а ночь он проводит в трудах и молитве, он телом пребывает в грязи и безобразии, а духом всегда со Христом.
Внешне поведение юродивого отчасти похоже на поведение «дурака», шута. Он совершает и произносит нелепые несообразности, вызывающие смех или озлобление толпы. Шуты и скоморохи находились в самом низу социальной лестницы, их подвергали издевательствам и побоям, но все же шутовство – это ремесло, которым они зарабатывали себе на хлеб; у русских скоморохов даже были собственные артели, как у других ремесленников.
Поведение же юродивого абсолютно асоциально. Юродивый провоцирует народ на смех и злобу, навлекая на себя издевательства и побои, отнюдь не ради пропитания. Он преследует две цели: первая – терпеть «заушения и заплевания», как терпел Христос, ради Христа и ради спасения, и вторая – пробудить в людях живую совесть; через собственную святую жизнь дать им понять, что их смех греховен, а злоба несправедлива, что их разумная и спокойная жизнь в мире без Христа подобна смерти.
Юродивый до конца последователен в исполнении заповеди Христа: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною" (Мф.16:24). Юродивые ходили босыми и полуобнаженными и летом и зимой, а пожертвованную им одежду отдавали нищим. Своим презрением к любым удобствам они заставляли людей вспомнить об их Небесной родине и о бренности всего земного. Отказавшись от разума мира сего, они говорили «голую правду» и князьям и царям; во времена Ивана Грозного к юродивым относились как к народным заступникам.
Говорят, дурак смеется на похоронах и плачет на свадьбе. В житиях многих юродивых описано, как святой крестится на кабак и мечет грязь и камни в стены храма. С обыденной точки зрения – абсолютно «дурацкое», алогичное и провокационное поведение. Но объясняется оно тем, что святому, чистому помыслами, дано видеть то, что скрыто от глаз грешников. Стены храма облепили бесы, которые тщатся, но не могут туда войти, а у стен кабака плачут ангелы о тех, кто заливает разум водкой. Многие юродивые были наделены даром пророчества: предсказывая будущее, они пытались оградить от беды и целый народ, и отдельных людей, для которых был еще возможен путь спасения через покаяние.
Святые подвижники отказались от своей воли и разума, и им была открыта Божья воля и Божья премудрость.

Тина Георгиевская