Синдром
толпы

 

Одним и тем же словом «толпа» мы называем беснующихся болельщиков, обезумевших людей, в панике бегущих от лавины, озверевших погромщиков, и фанатов, в восторге разрывающих на части свое божество.

Это явления одного порядка и объединяет их феномен обезличенности, социальной деградации и, в то же время, огромный потенциал звериной мощи, которую, умеючи, можно направить в любую сторону. Даже если толпа в едином порыве совершает подвиг, руководит ею не сочувствие благородной идее, а инстинкт подчинения. Ведь «идеи» - это из области разума, а толпа разумом не обладает. Разум в толпе замещен коллективным инстинктом, а человеческие чувства - неопределенной, но чрезвычайно сильной эмоцией, которая может трансформироваться и окрашиваться в зависимости от обстоятельств. Постоянно в этой эмоции то, что она требует выхода, выплеска, разрядки.

Политики во все времена использовали эту энергию толпы: манипулируя коллективным инстинктом и эмоциями, «вожак» может направить энергию толпы на то, что ему нужно в данный момент. Обычное скопление людей, пассажиров метро, зрителей в кинотеатре или «мирных тружеников», вышедших в выходной день «погулять» на первомайскую демонстрацию, может внезапно превратиться в звероподобную массу, которая способна просуществовать в активном состоянии от нескольких минут до нескольких часов.

                                                            ***

     Повлиять на «толпообразование» может накопившаяся усталость людей, алкоголь и, как правило, общая нервозность, социальная напряженность, ожидание, готовность к некоей предполагаемой опасности, катастрофе.

Помню, в детстве я, дитя 60-х годов никогда не видевшее войны, вздрагивала и напрягалась каждый раз, когда слышала гул пролетающего самолета, ожидая бомбежки. Многие мои ровесники признавались мне в подобной реакции. Тогда же было опубликовано интервью с американской девочкой, посетившей Советский Союз, рассказавшей, что спускаясь с трапа самолета, она инстинктивно сжималась, ожидая, что сейчас в нее начнут стрелять.

Время холодной войны давно прошло, но на место старых «страшилок» и «бесилок» пришли новые: фильмы катастрофы, шоу-бизнес, большой спорт и т.д.. Психологическая напряженность, культивируемая правительствами при помощи средств массовой информации, позволяет активировать процесс толпообразования в считанные минуты.

     Другой причиной, способствующей «толпообразованию», является физическое сдавливание, искусственное сближение людей в толпе. В обычной жизни вокруг человека существует невидимое поле, ощущаемое, как персональное пространство. Это пространство позволяет человеку думать и действовать сознательно, как самостоятельное разумное существо, индивидуальность. Но в толпе капсула личного пространства лопается, и сознательная часть личности человека, лишенная защитной оболочки, моментально «сдает позиции». Ни развитый интеллект, ни высокие моральные качества не спасут человека от «заражения толповирусом».

Когда людям предъявляли документальные ролики с их собственным участием, внутри толпы, они не могли поверить в подлинность этих съемок.

Бессознательное, которое на самом деле составляет 90% нашей природы (но обычно, у цивилизованных людей, пребывает в подавленном, полудремотном состоянии) в момент разрыва персонального пространства немедленно берет власть «в свои руки» и начинает нас «спасать». Так верная собака, которая лая и царапаясь, пытается «спасти» мирно плавающего хозяина. Феномен толпы в том, что человек во мгновение ока может из высокоразвитой личности, превращается в бессмысленное стадное животное, полностью лишенное индивидуальности, не осознающее себя, не помнящее прошлое, не способное даже назвать свое имя. Бессознательное человека не может оценить реальность опасности (оно вообще ничего не может оценить).

Поэтому паническая реакция толпы никогда не бывает адекватна реальной опасности. Зато физическая сила возрастает во много раз, и не только сила толпы в целом, но и сила каждого человека в отдельности, - именно потому, что телом в этот момент управляют 90% нашей сущности, а не обычные 10%. Ощущение этой силы и, к тому же, вседозволенность, анонимность присущая моменту, когда я заменяется на мы, может превратить паническую толпу в агрессивную. Чем сильнее подавляется бессознательное в обычной жизни, чем сильнее в обществе «крахмальных воротничков» давление правил и условностей, социального регулирования внешней жизни человека, чем глубже прячутся первобытные инстинкты, - тем более неприглядно проявляются они в толпе. (Недаром во всем мире самыми агрессивными и жестокими считаются английские болельщики.)

     Третья предпосылка к толпообразованию – это потребность человека в социализации. Человек проявляет себя как коллективное, социальное существо уже в первые годы своей жизни. Но природная, изначальная способность человека к коммуникации, к совместному творчеству, строительству и обучению, очень далеко отстоит от крайних проявлений "духа толпы". Толпа – это эволюционная регрессия человека до уровня дикаря.

Нерукотворным памятником, воспевающим такой «дух коллективизма» является русская народная песня «Из-за острова на стрежень». Неизбывная популярность этой песни объясняется архетипичностью образа княжны, - девушки, принесенной в жертву идолу толпы.
Эти жертвы приносились тысячелетия назад, в первобытных племенах, и будут приноситься до той поры, пока неандерталец будет властвовать над homo sapiens.

                                                            ***

Стихийно возникшая толпа может продержаться от нескольких минут до нескольких часов, в зависимости от силы действующей причины ее возникновения и от того, появится ли у толпы лидер, вожак.
Для «толпообразования» присутствие лидера не обязательно: скорее сыграет роль истерический крик на определенной частоте, прозвучавший в момент всеобщего «зависания», максимальной растерянности людей, критической точки, когда еще можно предотвратить процесс или выбрать, куда его направить.
Но когда уже прозвучало «ату его!» или «спасайся, кто может!», взывать к разуму и порядочности уже бессмысленно и опасно, - сметут, растопчут, разорвут.

Колоссальная энергия бессознательного, да к тому же во много раз усиленная эмоциональным резонансом большого количества людей требует выхода, выплеска, взрыва. Невозможно развернуть цунами в противоположную сторону или спрятать взрывную волну обратно в маленькую коробочку, после того, как сработал детонатор.

В этот момент для управления стихией есть две различные возможности. Первая – это вернуть толпу в «точку зависания», например, открыв пальбу: толпа от неожиданности на какой-то момент снова застынет, как заяц в луче автомобильных фар, - и в этот момент есть возможность крикнуть вместо «спасайся, кто может», - «люди с медицинским образованием - все ко мне!».
Таким образом люди смогут идентифицировать себя по профессиональному признаку и перестанут быть толпой, толпа будет разбита, рассечена о волнорез. Кроме того, толпа таким образом поменяет структуру, изменится физическая дистанция между людьми, восстановятся персональные пространства и люди получат возможность осознавать свои действия.
Но так действовать может только тренированный профессионал, хорошо управляющий своим голосом, тембром, интонацией, обладающий немалой внутренней силой и уверенностью.

Другая возможность управлять толпой, - это, используя «частоту» ее же резонанса, еще больше усилить его и повести толпу за собой «на подвиг». Для этого нужен профессионализм иного рода; получив вожака, направление, цель, толпа увеличивает свой «срок жизни» по сравнению с неуправляемой толпой. Как любое существо, толпа желает продлить свой срок жизни, и поэтому ищет вожака, жаждет подчиниться силе, авторитету. И управлять таким «существом» (вопреки толкам о неуправляемости толпы) намного легче, чем сознательной социальной структурой: толпа не способна к критическим оценкам, - ни собственных действий, ни действий своего лидера.

    Тина Георгиевская     
психолог, голосовой тренер.

читать другие статьи по теме  "Толпа"