Тексты         

ДУХОВНЫЕ СТИХИ ПРО ЧЕЛОВЕКА
Кто бы мне, мне поставил...
Стих об изгнании из рая.
О, человече...
Стих об Алексее, человеке Божьем.
Человече, рабе Божий...
Уж вы, голуби...
Стих о самарянке.
Стих о Марии Египетской.
Иосаф Царевич.
Стих о непрочности земного.
Уж ты, плоть моя невоздержная...
С другом я вчера сидел...
Стих о мытарствах.
Летали, летали, ангелы святые.
Лазарь.
Растужится, восплачится душа грешная.
Слезы ливши о Сионе...
Вы, апостолы, люди простые.
Стих Василию Кесарийскому.
Святой Егорий.
Человек живет на земли, как трава растет.

ЗЕМНЫЕ ПЕСНИ ПРО БОГА
Стих о прекрасном Рае.
А мы Юрия починаем...
Аще хощеши победити безвременную печаль.
Я умом ходила в город Вифлеем.
Ой, дар Божий...
Об Ироде и рождестве Христовом.
Христос Спаситель в полночь родился.
Стих Іоасафа царевича.
Подай, Господи.
Господи, кто обитает...
Молодой юнош.
Стих о Всемирном Потопе.
Стих о Страшном суде.
Покайтеся, людие.
Уж ты выйди, человече, на Сиянскую гору.
Ты, дороженька...
На Сиянской горе.
Через поле широкое...
Туры златорогие.
Стояше днесь при Кресте...
Страсти Христовы.
О воскресении Христовом.
Посереду села до стояла ярба...

ДУХОВНЫЕ СТИХИ ПРО ЧЕЛОВЕКА

***
Кто бы мне, мне поставил...
Кто бы мне, мне поставил прекрасную пустыню,
Кто бы мне построил в темных лесах келью.
Чтобы мне не слышать человеческого гласа,
Чтобы мне не видеть прелестного света,
Чтобы мне не желати суеты мира сего,
Токмо Ты, Господи, — Ты буди мне избавитель.

***
Стих об изгнании из рая.
Христос народился,
В Иордане да крестился.
Весь мир обновился,
Солнце воссияло,
Солнце воссияло,
Весь рай освятило,
Весь рай освятило,
Всю райскую пищу.
Адаме, Адаме,
Ты мой господине,
Адаме, Адаме,
Ты мой господине,
Не велел нам Господь Бог
Жити в прекрасном раю,
Жити в прекрасном раю,

Евга согрешила,
Богу согрубила,
Богу согрубила,
Закон преступила,
Закон преступила,
Адама прельстила.
Сам Адам явился:
- О Боже, мой Боже!
Чего я не вижу,
Чего я не слышу,
Чего я не слышу
- да рая святого!
А Еве мотыгу,
Адаму лопату,
А Еве мотыгу,
Адаму лопату:
Идите, трудитесь
На сильную землю,
Идите, трудитесь
На сильную землю.

***
О, человече...
О, человече,
Аще еси честен властелин,
То бо дар Божий и дан тебе.
Не возгордися в величествии своем,
Яко земля еси и в землю отыдеши.
О, человече,
Обоих бо Бог сотворил,
Нища и богата.
Нищий богатым питается,
А богатый нищего молитвою спасен бывает.

***
Стих об Алексее, человеке Божьем.

Архимьён-князь по городу похаживал,
Часто он в Божий храм захаживал,
И клал он поклоны земляные,
И молился он ко Господу со слезами:
«О, Господи, Господи, Царь небесный,
И создай ты мне дитеще единое,
И при младости лет на потешенье,
И при старости лет на помин души:
Алексея – всему свету Божьего человека».
А княгиня споносы споносила,
Молодая младенца спородила,
Понесли же младенца в Божию церковь,
Нарекли ему имя Алексея,
Алексея - всему свету Божьего человека.
А семи лет Алексий на возросте,
Отдавал его батюшка в школу,
Да ко Божией ко грамоте учиться.
А семнадцати лет Алексий на возросте,
Отдавал его батюшка жениться
На младой на княгине Катерине.
Алексею жениться не хотится,
А хотится ему Богу помолиться.
А не стал же он батюшку прогневать,
И в двенадцать часов с-по полночи:
«Ты пусти меня, княгинюшка, до ветру»,
А княгиня Алексея не пущает:
«А вот на тебе мой шелковый пояс,
Да со правой со ручки златой перстень».
А семнадцать лет Алексий Богу молился,
А семнадцать лет Алексий Господу трудился,
А пошел же он ко Господу ко Иисусу,
А и так же ему Господь ответил:
«А иди ты к своему батюшке Архимьёну,

А и встань ты по правую ручку собора».
«А великий ты мой батюшка, Архимьён князь,
А создай ты мне келенку такую,
Что по правую ручку собора,
И не для ты меня сострой кельню,
А для своего сына Алексея,
Алексея, всему свету Божьего человека».
«А ты нищая братия такая,
А почём же ты сына моего знаешь?
А и всю-то я Россию проломал,
Да нигде своего сына не воззнал!»
«А великий ты мой батюшка, Архимьён князь,
А и как же мне твоего сына не знати,
А и мы с ним в одной школе учились,
Одну мы с ним книжечку читали,
С одного мы с ним кусочка кусали,
Да с одной же мы с ним ложечки хлебали».
«А ты нищая братия такая,
А есть у меня кельня едзадь хором моих».
И состроил ему кельню не такую,
И состроил ему келенку худую,
Подавали ему пищу худую,
А такую ж ему пищу подавали,
А которою посуду промывали…
А и сами в церквях свечи загорелись,
А и сами звоны позазвенели,
А сметался народ к Божьему храму,
Поглядели – в церквях все благополучно.
Говорит тут великий Архимьён князь:
«А подите, приведите того человека,
Что едзадь моих каменных хором живет».
Подходили же к етойной кельне,
Эта келенка была закрыта,
Отцу крестному двери отворились,
Отец крестный он книжечку читает,
Отец родный он слезы проливает:
«А ты сыне мой, сыне возлюбленный,
А чего ж ты мне, Алексие, не сказался?
А состроил бы тебе кельню не такую,
А состроил бы тебе кельню золотую,
Подавал бы тебе пищу медовую».
А пришла же туда его да невеста:
«А ты жених, ты мой жених возлюбленный,
А чего ж ты мне, Алексие, не сказался?
А вместе б мы с тобой Богу молились,
А вместе б мы с тобой Господу трудились».

***
Человече, рабе Божий...
Человече, рабе Божий
Ты надень-от ризы черные,
Ты пойди, человече, во чисто поле,
Ты молись, человече, самому Христу Богу,
Как взойдеть Михайла Архангел,
Кузьма-Демьян со апостолы.
Вострубят в трубы небесныя,
Все горы и долы посравняются,
На горах престолы расставляются,
На престолах книги разгибаются,
Дела тайные объявляются.
Нельзя человеку грехов потаить.

***
Уж вы, голуби...
Уж вы, голуби, уж вы сизые,
Уж вы сизые, сизокрылые,
Сизокрылые, уж вы где летали,
А вы где были, а где летали и что видели?
Ну а мы были на расстаньце, на прощаньице,
А где душенька с телом белым расставалася, распрощалася,
Расставалася, распрощалася, горько плакалася:
«Как тебе телу, телу белому век в земле лежать,
А мне, душеньке, далеко идти, тяжело нести,
Грехи тяжкие-перетяжкие, муку вечную».

***
Стих о самарянке.
А шел Боже, а шел Боже дорогою,
Ой, Боже ж мой, Боже, душа моя грешна.
А там девка, а там девка воду брала,
Ой, Боже ж мой, Боже, душа моя грешная.
Просил Боже, просил Боже Он воды напиться,
Ой, Боже ж мой, Боже, душа моя грешная.
Девка Богу, девка Богу отказала,
Ой, Боже ж мой, Боже, душа моя грешная.
«Эта ж вода, эта ж вода поганая»,
Ой, Боже ж мой, Боже, душа моя грешная.
«Это ж девка, это ж девка поганая,
Ой, Боже ж мой, Боже, душа моя грешная.
Поди, девка, поди, девка, в Божью церковь,
Ой, Боже ж мой, Боже, душа моя грешная.
Стань же, девка, стань же, девка, во притворе»,
Ой, Боже ж мой, Боже, душа моя грешная.
Встретили девку, встретили девку семь сыночков,
Ой, Боже ж мой, Боже, душа моя грешная.
Подняли девку, подняли девку высоким-высоко,
Ой, Боже ж мой, Боже, душа моя грешная.
Подняли девку, подняли девку высоким-высоко,
Ой, Боже ж мой, Боже, душа моя грешная.
Как же ты нас, как же ты нас воспитала,
Ой, Боже ж мой, Боже, душа моя грешная.
Так мы тебя, так мы тебя покараем,
Ой, Боже ж мой, Боже, душа моя грешная.

***
Стих о Марии Египетской.
Как ходил-то старец, ходил по лесу,
Как вопил-то старец, вопил голосом,
Искал-то стариц бел-горюч каминь.
Как на этом-то на камушке сидела красна девица.
У нее-то власы до сырой земли,
У нее-то лицо, как дубовая кора,
У нее сердце, как красно солнышко.
"Подойди-то старец, не убойся мене,
Я не зверем сижу, я не птицей гляжу.
Я сижу-то гляжу, красная девушка,
Красная девушка, Петра Первого дочь.
А я тридцать лет во пустыни живу,
А я тридцать лет на камени стою,
Замоляю грехи, грехи великие,
Замоляю грехи великоблудные."
А и тут жена просветилася,
Ликом ангельским старцу открылася.
Как пошел-то стариц во великий град,
Как принес-то старец житие ее,
Как велел-то старец поминать ее,
Все святую Марию Египетскую
Во пятой-то четверг Велика Поста.

***
Иосаф Царевич.
Из пустыни старец, в царский дом приходит
он принес с собою (2)
Свят прекрасный и любезный Камень драгий.

Иосаф царевич, просит Варлаама:
"Покажи сей Камень (2)
Я увижу и познаю цену Его."

«Удобнее можешь, солнце взять рукою,
А Сего не можешь (2)
Оценити во вся веки никогда».

«О! Купец премудрый, скажи мне всю тайну,
как на свет явися (2)
И где ныне пребывает Камень той?»

«Родился сей камень, от Пречистой Девы
положен во яслях, (2)
Прежде всех явился бедным пастухам.

Ныне же сей Камень, выше звезд небесных
солнца со звездами (2)
И земля и море его славят всегда».

Оставлю я царство, иду я в пустыню
Взыщу Варлаама (2)
И служить ему буду, как отцу.

«Любезная моя пустыня! Доведя меня до старца,
С ним я жить желаю, (2)
Да Христа обрящу чрез него».

Сказала пустыня, отроку младому:
«Горько во мне жити, (2)
Всегда надо быть в молитвах и посте».

Завсегда я буду, жити как пустынник,
затворюсь в вертепе (2)
И буду плакать о грехах.

Ты Един Безсмертен, Бог мой и Создатель,
верным отверзаешь (2)
Небесные чертоги - любящим Тебя.

И к Велику дню, к Пасхе Христовой! [2]
Христос воскрес, Сын Божий!

***
Стих о непрочности земного.
О, сколь наше на сем свете житие плачевно,
Сколь скоро и кратко, аки еднодневно.

Родилися на свет наги, улиты слезами.
Растем в скорбях и болезнях , случаях печальных.

Да и что же по сем будет, страшно и сказати;
смерть люта серпом острым придет нас пожати.

Поведет во гроб и землю, во темныя жилища,
Отдаст червям и глаголет: «Вот вам ваша пища».

Дерзновенно к царским тронам борзо приступает,
всякую власть со скипетры во гроб повергает.

Александр Македонский ужасен был миру,
Многие царства предались персидскому Киру.

Целым светом завладела Августа держава.
Проникла в мир Петрова российская слава.

О, сколь сильных властелинов смерть не убоялась,
Яко к простым и нехрабрым под жизнь их подкралась.

Без оружия воюет во часе неизвестном,
Придет нощию, аки тать, возьмет нас нечестно.

Не надейтесь, богаты, на то, что богаты,–
Не заградят вас от смерти каменные палаты.

Не надейтесь вы, сильны, на тщетную силу:
Попленит вас бледная смерть в темную могилу.

Колика суть красота есть в мире человечем
С нищими и убогими одним путем течь им.

***
Уж ты, плоть моя невоздержная...
Уж ты, плоть моя невоздержная,
Я боюсь тебя, плоть, - да погубишь меня.
Ты ведешь меня из пустыни,
Из пустыни, гор, да темных лесов.
Ты душа моя грешная,
У повай душа моя на Господа,
На Христа Царя на Небеснаго.

***
С другом я вчера сидел...
С другом я вчера сидел,
Ныне смерти зрю предел,
О! Горе, горе мне, горе мне великое!
Плоть мою во гроб кладут,
Душу же на суд ведут,
О! Горе, горе мне, горе мне великое!
Милости не будет там,
Коль не миловал я сам,
О! Горе, горе мне, горе мне великое!
Верна друга нет со мной,
Скрылся свет хранитель мой,
О! Горе, горе мне, горе мне великое!
Мимо царства прохожу,
Горько плачу и гляжу,
О! Горе, горе мне, горе мне великое!
Царство горне слезно зрю
И пригорько говорю
О! Горе, горе мне, горе мне великое!
Ты прости прекрасный рай,
Во иной иду я край,
О! Горе, горе мне, горе мне великое!
Весь во пламени стою,
песнь плачевну вопию,
О! Горе, горе мне, горе мне великое!
Я во веки не сгорю,
Бога свята не узрю,
О! Горе, горе мне, горе мне великое!
Поруган не Будет Бог,
Поруган не Будет Бог,
О! Горе, горе мне, горе мне великое!

***
Стих о мытарствах.
Как жила-то – была душа грешная,
Ай, аллилуй, душа грешная.
- Ты куда, душа идешь, куда, грешная, бредешь?
Ай, аллилуй, куда, грешная, бредешь?
- А я иду-то – бреду к самому Исусу Христу,
Ай, аллилуй, к самому Исусу Христу!
- Не видать тебе, душа, самого Исуса Христа!
Ай, аллилуй, самого Исуса Христа!
А ты ж в Божью церковь ты ж не хаживала,
А ты ж истинным Христом ты ж не мoлилася,
А ты ж низкие поклоны ты ж не кланялася, Хотя кланилась, не докланилася,
Ай, аллилуй, душа грешная.
Ай, аллилуй,, не докланилася.
А вы ангелы, вы ж архангелы,
Ай, аллилуй, вы ж архангелы,
Вы возьмите эту душу, душу грешную,
Поведите, покажите муку вечную,
Муку вечную, тьму кромечную,
Ай, аллилуй, тьму кромечную.
А там смолы кипят всё кипучие,
Ай, аллилуй, душа грешная.
А там черви кишат всё кишучие,
А там демоны стоят да всё с крючьями,
Ай, аллилуй, да всё с крючьями.
А душа-то нейдёт, выпинается,
Со господними ангельми выгрызается,
- А идите-ко вы сами, каково-то вам будет?
Ай, аллилуй, каково-то вам будет?
- Как заробила, душа, так и будешь отвечать,
Ай, аллилуй, так и будешь отвечать.
- А какие ж наши были отцы с матерями!
А чего же они нас да не учили?
- Они ж вас учили, вы ж не слушали.
А на первом-то пороге спотыкнулася,
На другом-то пороге спопекнулася,
А на третьем-то пороге душа в ад и упала.

***
Летали, летали, ангелы святые.
Летали, летали, ангелы святые,
Будили, будили раба своего:
– Что ж ты рабе, долго спишь,
Cпишь не пробудишься,
Ключевою водой не умыешься,
Ко Господу Богу не помолишься,
Вот твоя смёртанька да у ворот стоит.
Вот твоя смёртанька за спиной стоит.
Вот твоя смёртанька в головах стоит.
Твои резвы ноженьки подкошаются,
Твои белы рученьки опущаются,
Как твоя душенька с телом разлучается.

***
Лазарь.
А Лазарь-то Лазарь, Божий человек,
Ой, не было у Лазаря в роду никого,
Ой, был только у Лазаря братец Абрамей.
Ой, как пошел же Лазарь к брату своему.
Ой, братец мой Абрамее, отвори ворота,
Ой, отвори ворота же мне, брату своему,
Ой, подай-ка ты милостыньку брату своему!
Ой, как учул Абрамея братовы слова -
Ой, а у мене ж то братиев в роду не было,
Ой, а у мене ж то братья такие, как я сам,
Ой, купцы да бояре, князи да цари.
Ой, как пошел же Лазарько от брата своего,
Ой, как пролежал же Лазарь же три года в гною,
Ой, а скрозь его ноженьки дорожка легла,
Ой, а сквозь его ребрышки травка проросла,
Ой, а сквозь его глазыньки водичка текла,
Ой, а сквозь его зубыньки змейка проползла.
Ой, выехал Абрамея в поле полювать,
Ой, в поле полювать (лювать), с княженой гулять.
Ой, хвалился Абрамея своим богатством:
Ой, а я в белом свете никого не боюсь,
Ой, от воров-разбойников псами оттравлюсь,
Ой, от несчастной смерти казной откуплюсь!
Ой, как учул же Лазарько похвалку его, -
Ой, а Боже мой, Боже мой, Боже милостив,
Ой, не едина матушка нас родила,
Ой, не единый батюшка вскормил-успоил,
Ой, не единой долюшкой Господь наделил?
Ой, как учул же Господь Бог молитву его,
Ой, посылает Господь Бог да двух ангелов:
Ой, летите вы, ангелы, с неба на землю,
Ой, возьмите вы душеньку да Лазареву.
Ой, берите вы душеньку тихо-тихенько,
Ой, несите вы душеньку легким-легенько,
Ой, посодьте вы душеньку в саду у цветах,
Ой, в саду у цветах (в цветах), у светлом раю,
Ой, у светлом раю (в раю), за тесовым столом.
Ой, пусть же его душенька наслаждается,
Ой, пусть же его душенька отъедается.
Ой, посылает Господь Бог двух пекленников:
Ой, идите, пекленники, с неба на землю,
Ой, возьмите вы душеньку Абрамееву,
Ой, возле левого боку ребра промыкайте,
Ой, а с правого боку душу доставайте.
Ой, несите вы душеньку у пекло, в огонь!
Ой, как ведут Абрамея по светлому раю:
Ой, братец мой, Лазарько, обмакни хоть перст!
Ой, братец мой, Абрамея, рад бы всей рукой,
Ой, рад бы всей рукой (рукой), - воля не моя,
Ой, воля не моя (моя), воля Божия!
Ой, а все его люты псы до лесу пошли,
Ой, молода жена его до дому пошла.

***
Растужится, восплачится душа грешная.
Растужится, восплачется
Душа грешная, беззаконная.
Взирающе на пресветлый рай,
На Небесное Царство вечное.
Горе мне, всестрастной душе,
Отлучена я всех небесных благ.
Не спасут душу злато-серебро,
Кто же выкупит душу свою?
Прожила свой век, окаянная,
Я в забвении, нерадении.
Ко Христу Богу не припадала,
К Богородице я не плакала.
Сего ради душа осужденная,
От Христа Бога отчужденная.

***
Слезы ливши о Сионе...
Слезы ливши о Сионе
И с сердечною тоской
Пел Израиль в Вавилоне,
Пленный сидя над рекой.

Скучно жить в стране безбожной,
Без святого алтаря,
Где кумир и бог подложный,
Власть надменного царя.

Где святой закон в зазоре,
Нету истины следа.
О, велико наше горе,
Жить с неверными беда.

Дни проводим мы в боязни,
Нами трепет овладел.
Ни за что мы терпим казни
И орган наш онемел.

Вот и снова злое время
Над вселенной взяло власть.
Утаено правды племя,
Терпят кроткие напасть.

Пала древняя святыня,
Град духовный разорен,
И Сион стал как пустыня,
Весь закон в нем изменен.

С виду много блеску, славы
И наружной красоты,
А посмотришь на уставы -
Все фальшивые цветы.

Род избранных весь разсеян,
Как железною рукой,
Опорочен и осмеян,
Цену платим за покой.

Вечно мир земной летает
И вертится день и ночь.
Тех прелестник обретает,
Кто от отпал Церкви прочь.

***
Вы, апостолы, люди простые.
А вы апостолы люди простые,
вы святые преблагие неучёные.

Святым Духом научёные,
во всём мире свет сияет просвещает

Наша премудрость сам Исус Христос,
сорок дней поста перенёс за весь мир пострадал.

Он апостолов во весь мир послал
проповедать Слово Боже и Новый Завет.

Не устрашилися ни огня меча
они побеждали всякую лесть.

Божья премудрость в облаках стоит,
Она хором всех покрыла, сохранила.

***
Стих Василию Кесарийскому.
Ой, Василий, Великий Кесаринский чудотворец,
Молился он ко Господу Богу со слезами,
А Богородице молился со свечами.
А с Небесе ему глас пронласил:
"Ой, Василий, Великий Кесаринский чудотворец,
Да твои-то молитвы, яко лютые стрелы
Ко Господу Богу прилетают.
Аще хочешь, Василий, Христов пребысти наперсник,
Покинь, Василий, хмельного пития испивати,
Станет тебя Богородица по кажен час сохраняти».
Тридцать пять лет у Василья хмельного в роте не бывало:
Одного Василий испил и изведал — тридцать пять лет злые коренья с головы вон не изойдут.
О горе всякому человеку хмельного пития испивати.
Пьяница видит волны морские,
Сам в лодку садится,
Сам себе скорой смерти придавает,
Грех себе на душу принимает.
Аминь.

***
Святой Егорий.
Святой Егорий наверху сидит,
Наверху сидит, да он стихи поёт
Всё пустынские, да Херувимские.
А у святаго Егорья
По колена ноги в чистом серебре,
По локоть руки в красном золоте,
Голова у Егория вся жемчужная,
По всем Егорие часты звездочки.
Наезжал Демьянищо ко святому Егорию - стал выспрашивать,
Стал выспрашивать, да стал выведывать:
«Ты, святой Егорий, ты какую веру веруешь?»
«Веру верую, да веру истинну.
Самому Христу - Царю Небесному
Еще матери-Богородице,
Еще Троице неразделимоей!»
Приказал Демьянищо святого Егория во пилы пилить,
Во пилы пилить, да в топоры рубить.
А Святого Егория не берут пилы,
Не берут пилы, да не берут топоры.
Всё ломаютце, да и щербаютце,
Всё ломаютце, да и щербаютце,
Осержаетце, да розбалуетце.
А святой Егорий на верху сидит,
Наверху сидит, да он стихи поёт
Всё пустынские, да Херувимские.
Приказал Демьянищо святого Егория в подгреба копать,
В подгреба копать, да всё глубокие,
Сорока сажён, да всё печатные.
Как святого Егория в погреба закопали,
Со восточною да со сторонушки
Поднималасе да туча грозная,
Туча грозная, да непорозная
Со мелким дождём, да со погодою.
Все жёлты пески да приразвеяло,
Серо каменьё да разворотило.
А святой Егорий на верху сидит,
Наверху сидит, да всё стихи поёт.
Всё пустынские, да Херувимские.
Приказал Демьянищо святого Егория во смолы варить,
во смолы варить с белым каменем.
Смола кипит, аж гром гремит,
А святой Егорий поверх смолы плавая,
Поверх плавая, да он стихи поёт
Всё пустынские, да Херувимские.
И вышел к Егорию сам Демьянишша.
сам Демьянишша, прося яво:
– Дай мне сроку хоть на два часа.
- А тебе сроку и минуты нет.
И вдарил Егорий–то Демьянишша
Пролил кровь ево горючую.

***
Человек живет на земли, как трава растет.
Человек живет на земли, как трава растет,
Всякая слава человеча, как пыль ветром метет.
В вечеру, человече, здрав-весел сидишь,
А поутру, человече, во гробе лежишь:
Ясны очи помрачились, язык замолчал,
Руки-ноги онемели и недвижим он стал.
Душа с телом расставалась, как птенец с гнездом.
Возлетает и восходит в незнакомый мир,
Оставляет все земное попечение,
Честь и славу и богатство маловременное,
Вопрошают душу ангели о делах ея,
Не дают ей никого послабления:
«Ты куда, душе, быстро течешь путем своим?
Ты должна здесь о делах своих ответ держать.
Вспомни, как на оном свете во грехах жила,—
Здесь грехами, как сетями, свяжут тебя».
Я пред смертью в делах своих покаялась,
В коих волен, милосердый Бог простить меня.

ЗЕМНЫЕ ПЕСНИ ПРО БОГА

***
Стих о прекрасном Рае.
Кабы дал Бог мне, яко птице, два пернатые крыла,
Полетел бы я на тот свет, я б узнал бы, что есть там.
Но никак сие невозможно, невозможно учинить,
Токмо горька смертна чаша может в небо преселить.
Токмо есть одна надежда, вера в Господа Христа,
Это вера и надежда много грешных душ спасла.
Возвещает нам Писанье ясно райские места:
Там растут и процветают вечно красные древа,
В раю нет зимы, ни лета, но всегдашняя весна,
Там летают, распевают птицы Сирины всегда,
Неумолчно воспевают Бога вечного Творца.

***
А мы Юрия починаем...
А мы Юрия починаем,
А мы Бога величаем,
А дай, Боже, да замков ключи
Отомкнути сырую землицу,
Да выпустить теплую росицу
Да на жито, на пшеницу
Да на всякую пашницу.

***
Аще хощеши победити безвременную печаль.
Аще хощеши победити
Безвремянную печаль,
Не опечалися никогда же
За кою-любо времянную вещь.
Аще же биень будеши,
Или обесчестен,
Или отогнан,
Не опечалися,
но паче радуйся.
Тогда токмо опечалися,
Егда согрешиши,
Но и тогда в меру,
Да не впадеши во отчаяние
И не погибнеши.

***
Я умом ходила в город Вифлеем.
Я умом ходила в город Вифлеем
И была в вертепе и видала в нем,
Что Христос Спаситель,
Царь, Творец и Бог
Родился от Девы и лежит убог.

В яслях безсловесных, посреди ягнят,
А над ним Иосиф с матерью сидят.
Бог-младенец горько плакал и рыдал,
Многими слезами ясли обливал.

Жаль Христа мне стало, пала я пред ним,
И рыдала вместе с Господом моим.
И тогда я Деве сделала вопрос:
«Отчего так плачет маленький Христос?»

Дева мне сказала: «Плачет Он о том,
Что Адам и Ева взяты в плен врагом,
И что образ божий, данный их душам,
Отдан в поруганье злобнейшим бесам.

Плачет, что не любят
Дети их Творца,
И сквернят грехами
Души и сердца.

Плачет, что прельстились
Люди суетой
И пренебрегают
Горней красотой.

Вотъ о чемъ Онъ плачет!
Пожалей Его,
И утешь Младенца
Бога твоего

Ты его утешишь,
Если сердца жар
Принесешь для Бога
На святой алтарь.

Ты Его утешишь
И возвеселишь,
Коль все силы духа
Правде посвятишь.

Ты Его утешишь,
Если с юных лет
Жить по воле Божьей
Дашь Ему обет.

Он тогда не будетъ
Плакать и рыдать,
И тебе на век даст
Света благодать.

***
Ой, дар Божий...
Ой, дар Божий, ой, дар Божий,
С неба слёзы льют,
Капли, капли, каплюсеньки
На землю падут.

Матерь Божья, Матерь Божья,
Сама едина
Породила Матерь Божья
Исуса Христа нам.

А как она Его спородила,
Да испужалась,
Под деревом, под кудрявым
Его сховала.

А из-под дерева, с-под кудрява
Реки потекли,
А к святому Рождеству
Сады зацвели.

Радуйтеся стары люди,
И малые дети,
Ещё будем на Йордане
Христа видети.

***
Об Ироде и рождестве Христовом.
Дева Мати пречистая
С небес взята, пресветлая.

Ты Девица, всем Царица,
Христа, Божия Сына породила

Во темной ночи звезда просветила,
Пошли волсви Христа Бога искать.

Пришли волсви ко вертеп-горе,
Принесли Христу они честны дары.

Положил Господь на них златы венцы.
Пошли волсви, иным путем домой.

А Ирод-царь возмущается,
Умом-разумом он колыбается,

Не хочет он славу Божию слышати,
А хочет Ирод Христа погубити.

Посылает Ирод-царь посланников
По всей земле по святорусской:

«Подьте вы, посланники,
Побейте вы младенцев многосущиих.

Много они младенцев прибили —
Три тьмы и три тысячи.

Проречет Господь ко младенцам:
«Подьте вы, младенцы, во Царствие Небесное

За ту за смерть за напрасную
Ко святому Авраамию,

Ко Исаку, да ко Иакову».
Поем славу Тебе великую,

Поем песнь: аллилуйя.

***
Христос Спаситель в полночь родился.
Христос Спаситель в полночь родился,
В Вертепе бедном Свет поселился,

А над Вертепом звезда сияет,
Христос родился! - всем возвещает.

Мария Дева, Иосиф старенький
Молились Богу дюже раненько.

А над Вертепом звезда сияет,
Христос родился! - всем возвещает.

А Ирод злобный в лукавстве сердца
Повсюду ищет Христа-младенца,

Из Вифлиема ночью уходят,
Христу в Египте приют находят.

В стране языков среди кумиров
Жил безопасно Владыка мира.

Когда же Ирод принял смерть смерть злую,
Христос явился в страну родную.

А над Вертепом звезда сияет,
Христос родился! - всем возвещает.

А вы, христиане, Бога встречайте,
От всего сердца Его прославляйте!

***
Стих Іоасафа царевича.
Что за чудная превратность
и премену я зрю в глазах?
Прощай, мир, вся приятность,
пойду в темные леса,

Утех всяческих удаляюсь,
во пустыни буду жить,
во пустыни буду жить,
чтобы в век Богу служить.

Где кокушка воскокует
на пустынных древесах,
она дух мой побуждает
видеть Бога в небесах.

И журчаньем вод текущих
утешается мой слух,
миром прелестей влекущих
не восхитится мой дух.

Воспой гласом, воспой духом,
воспой милость всю его,
воспой милость всю его,
славить Бога своего.

Он извел тебя из напасти
из житейския мечты,
и удалил тя от страсти
от мирския суеты,

от мирския суеты,
где пасет своих овец —
с ними дай же и мне отраду,
Ты, прещедрый наш Отец!

***
Подай, Господи.
Подай, подай мне, Господи
О своих грехах поплакати,
Вот поплакати, плачу, плачу я день и ночь,
Я слезами умываюся,
Умываюся, а плакать мне надобно,
Во своих грехах покаяться,
Вот покаяться, пришла пора-времячко
Собираться в путь-дороженьку,
В путь-дороженьку, не увижу ли, грешный я
Своего я Ангела-хранителя,
Вот хранителя перед Господом,
О моих винах предстателя,
Вот предстателя пред Пречистой Божьей Матерью
Пресвятою Богородицей.

***
Господи, кто обитает...
(Преложение псалма 14)
Господи, кто обитает
В светлом доме выше звезд?
Кто с Тобою населяет
Верх священных горних мест?
Тот, кто ходит непорочно,
Правду завсегда хранит
И нелестным сердцем точно,
Как языком говорит.
Кто устами льстить не знает,
Хитрых сетей не сплетает,
Чтобы в них увяз сосед.
Презирает всех лукавых,
Хвалит Вышнего рабов
И пред Ним душою правых,
Держится присяжных слов.
В лихву дать сребро стыдится,
Мзды с невинных не берёт..
Кто так жить на свете тщится,
Тот вовеки не падёт.
Михайло Ломоносов

***
Молодой юнош.
Молодой юнош коло моря шел,
Он и нёс в руках книгу Евангелию,
Книгу Евангелию, золоты ключи.
Уронил в море книгу Евангелию,
Книгу Евангелию, золоты ключи.
Он хотел достать книгу Евангелию,
Книгу Евангелию, золоты ключи.
Он один раз шагнул - по колено у воду.
- Молодой юнош, покайся у грехах!
- Свят Сын Божий, ой не грешен я!
Он другой раз шагнул - по пояс у воду
- Молодой юнош, покайся у грехах!
- Свят Сын Божий, ой не грешен я!
Он и третий шагнул - и шапонька поплыла.
- Молодой юнош, покайся у грехах!
- Свят Сын Божий, ой и грешен я!
А как первый мой грех - отца с матерью сбранил,
Как второй мой грех - я и законы разлучал,
А как третий мой грех - я и труды отбирал.
Не успел он сказать, как убралася вода.
Молодой юнош берёт книгу и ключи,
Книгу Евангелию, золоты ключи.

***
Стих о Всемирном Потопе.
Впали люди в преступленье,
Крепко Бога прогневили,
Разгневался на них Бог

Речет Господь Святым Духом
"Слушай, Ною, своим ухом,
Строй Ковчег.

Пошлю громы, сильны воды
И потоплю все народы -
От человека до скота
И от птицы до зверя".

Ноев Ковчег был великий,
Вокруг смолою залитый
И снаружи, и внутри.

Триста локтей должиною,
А пятидесяти шириною,
Тридцать локтей высоты!

А Ной в Ковчег собирался,
Многи твари сохранял он
По семи пар.

И шли дожди и шли тучи
Сорок дней, сорок ночей
Вода стала поверх гор.

Потоп страшный умножился,
Народ увидел - убоялся,
Гнев идёт!

Лютость в кротость превратилась,
Друг со другом помирились
Лев с овцой.

Отец с сыном расставался
В последний раз целовался,

Мать с дочкой, брат с сестрой,
Муж с женой.

Птицы воздух наполняли,
Беспрестанно все летали -
Негде сесть.

Ной печалился немало,
Когда Ковчег поднимало
Вверх воды.

Ковчег, плавая водами,
Становился над горами,
На той горе Арарат.

Ной ворона выпускает
И ему речь поведает:
Лети, ворон, в белый свет,
Принеси ты мне ответ.

Тот с Ковчега вылетает
И назад не повертает,
Ною вести не несет.

Ночь зарею осветилась -
Голубица возвратилась
С радостью:

Сучок с дерева знаменный,
От всех дерев отличенный,
Масличный.

Горы верхи появлялись,
Вода под землю скрывалась,
Суше быть.

А Ной вышел с сыновьями,
Птицы вышли со зверями
В белый свет.

Птицы в воздух улетели,
Звери в горы убежали
Попарно.

Тучи в воздух укатились,
А на небе появилась
Радуга.

***
Стих о Страшном суде.
Жених грядет в полунощи,
Господь идет со славою,

Со ангелы, архангелы,
Прославити святых своих,

А грешным всем комуждо им
Воздати всем мучение.
Егда трубы возопиют
И мертвыя вся воззовут,

Небеса тогда ужа'снутся
И земля-то вострепещет,
Тогда вся тварь устрашится,
Концы земли содрогнутся;

Прекрасное и солнце
Лучи своя сокрыет вся;
Луна тогда пресветлая
Престанет от течения,

Звезды тогда небесныя
Погибнут и спадут.
Тогда вся тварь колеблема,
Сжигаема растаются.

Егда с небес подвигнутся
Вси ангели, архангели,
Велит Господь поставити
Престол Его середь земли;

Егда сядет на престоле
Святыя славы Своея,
Тогда Ему покло?нятся
Вся племена земленая;

Судить будет судом Своим
Вся грешныя и праведныя.

***
Покайтеся, людие.
Покайтеся, людие, покайтеся.
Молитеся Богу со слезами,
Со всем со сердечным со рыданием.
Антихрист народился,
Ты еси змей лукавый, семиглавый.
Изрыгал он свою горькую ярость
По всей земли, по вселенной.
Ходили его да бояре,
Всё его горькую волю сотворяли .
Вся предания злобно истребляли,
Ужаснись, душе, Суда Страшного
И Пришествия ужасного.
Не страшись, душе, страха тленного,
Но убойся ты Огня вечного.
Но убойся ты Огня вечного.

***
Уж ты выйди, человече, на Сиянскую гору.
Уж ты выйди, человече, на Сиянскую гору,
Уж ты глянь-ко, человече, чем украшена земля.

Чем украшена, чем удивлена,
Изукрашена земля колоколенками,

Изнаполнена земля людьми Божьими,
Изнасажена земля людьми грешными.

Что про этих, про грешных там стучит, там гремит
Там стучит, да гремит река огненная.

От востоку река вплоть до западу,
От запада, да и до севера.

Ширина-глубина в ней немеряная,
От земли пламя льётся равно до неба.

Через огненну реку перевозчики стоят.
Ты, Михайла архангел и Гаврила-свет!

Вы возьмите ж нас на ту сторону,
Первезите-перенесите через огненну реку,

Через огненну реку к своему Христу,
Ко пресветлому раю, ко пресолнечному.

Души праведные перправляются,
Души грешные не раскаются.

Не раскаются, не расплачутся,
В реке огненной утопляются.

Зарыдали-заревели души грешные,
Не могла же Божья Матерь ихно горе претерпеть.

Да гора же с горой тут столкнулися,
Завалило реку песком-каменьями.

***
Ты, дороженька...
Ты, дороженька, ты Господняя,
Да никто ж по тебе не прохаживал - не проезживал.
Только шли - прошли да три ангела, три архангела.
Они шли - вели душу грешную, они шли – вели.
А ты что, душа, мимо рая шла, а в рай не зашла?
Чи из-за скупости, чи из-за глупости, чи из-за гордости?
А у нас в раю жить-то весело, да жить некому.
А растёт древо посередь рая, да и растёт древо,
На ём листички атласовыя, на ём листички,
На ём яблочки всё медовыя, на ём яблочки,
На ём пташечаки серафимские, серафимские,
Поют песенки херувимские, херувимские.
Ничего-то душа не ответила,
А сама только душа прослезилася.

***
На Сиянской горе.
На Сиянской горе там три древа росли.
Перво древо – кипарисово,
Друго древо то – анисово,
Третье древо – барбарисово.
Из тех трёх древ брусья струганы,
Брусья струганы, церковь строена,
Церковь строена Божьей Матери.
А ей ангелы поют песни херувимские,
Припевают серафимские,
Аллилуия, аллилуия, аллилуия!

***
Через поле широкое...
Через поле широкое,
Через море глубокое

А там ангелы мосты мостят,
Черным сукном выстилают.

А черным сукном выстилают,
Золотым гвоздем прибивают.

А туда и шла Пречистая,
Пречистая Мать Божья.

А сустрела Она три жидове.
"А уж вы жиды, вы жадовья,

А уж вы жиды, вы жадовья,
Что Сына Моего распяли?" -

"А это ж распяли не мы,
Это ж распяли наши отцы.

А мы ходили, строили
Самую Божью церкву.

А что у той у церковцы
Три престола стояли.

А у первом Иван Богослов,
А у другом сама Божья Мать,

А у третьем у престоле
Сам Господь Бог Иисус Христос."

***
Туры златорогие.
«Вы туры, вы туры, да златорогие,
У ж вы где были туры?", - "Да на синём море".
"Что вы видели, туры?", - "Да башню новую,
Башню новую, стену да городовую,
Выходила там девица-душа красная,
Выносила она книгу Евангелию,
Она плакала над книгой, уливалася,
„Не бывать тебе, книга, на святой Руси,
Не видать тебе, книга, свету белого,
Что не утряной зори, да не вечерныя,
Что не светлого Христова воскресения!“»
«Вы туры, вы туры, да златорогие,
То не башня стоит - Церковь соборная,
Не стена та стоит - ограда белокаменная,
Выходила там Престольня Богородица,
Выносила она веру християнскую,
Она плакала над верой, уливаласе,
„Не бывать тебе, вера, на святой Руси,
Не видать тебе, вера, свету белого
Что не утряной зори, да не вечерныя,
Что не светлого Христова воскресения!“»

***
Стояше днесь при Кресте...
Стояше днесь при Кресте, Пречистая Дево,
Умиленный плачь сподвизаше, сладчайший глас испущаше.
О Свете пресветлыи, Заря присносущная,
Где Твоя зайде красота, светолучная невечерняя,
О Божия мудросте, церковная сладосте,
Что се вижу зде, преславное видение ужасное.
Увы мне свете мой, дражайшая доброта,
Како Тя узрю Христе царю, на Кресте Тя распинаема.
О Солнце пресветлое, сокрый ныне лучи своя,
Виде своего Создателя, неправедно зде ныне страждуща.
Не рыдай мене Моя Мати, восстану бо из гроба,
Тебе вознесу со славою, превыше всех горних и земных.
Воскресни Боже Сыне Мой, тридневно от гроба,
Взыди к Отцу на небеса, судя и концем всей земли.
Тогда Тебе всяка тварь, небесных и земных,
Поклонится и прославит, Царя веком и Зиждителя.

***
Страсти Христовы.
Древом Крестным Распятого от неверных и еврей,
Тернов венец возложиша, приковаше гвоздием.
Руце и нозе люто прободоша,
Плачемся вся християне!

О, какой страх и ужас, земля зело потрясеся,
Солнце позна Сотворителя, луна в кровь претворися.
О неверные и злословцы,
Сердца ваша закаменели,
Не хотели Творца познати.

Логина темна приведша, Спасу прободе ребра,
Истече кровь дражайшая паче злата и сребра.
Паде капля едина, очи отворила,
На тварь темна Логина благодать явила
Ему спасительную.

Егда Мати пред Крестом Ему слезы возсылая.
Оружием сердце пронзено, горе очи подымая,
О, Сыну, Сыну, почто Мя едину
Днесь оставляешь и умираешь
На том древе высоком.

Аще же и среди разбойников был распялся,
Но Крест Твой верою праведной Господя явися.
Един был Тебе хуляше, тому пагуба,
Другий благословляше, сему сугуба
Радость с тобой в раю.

Нов гроб Тебе с Никодимом Иосиф устрояше,
Мажуще миром со слезами, тамо упокоиша.
Евреи Гроб Твой камнем запечаташа,
Стражу поставиша,
О, Долготерпеливе!

***
О воскресении Христовом.
Ныне Тебя хвалим, Пречистая Дево,
От всей нашей крепости Тебя воспеваем.
Красуйся и ликуй, Пресвятая Мария,
Красуйся и радуйся Бога нашего Мати!

Которого вчера во гроб с плачем положила,
Ныне же воскресшаго в небе увидела
Со Отцем и Духом ныне царствующа,
Со Отцем и Духом ныне празднующа.

Глубокие моря, ныне ся смиряйте,
О своей горячности теперь забывайте.
Черная хмара уже прочь отступила,
А свою темность в ясность пременила

Град Иерусалимский, ныне возносися,
И горний Сионе, ликуй, веселися.
Востаните, мертвии, востаните, не спите,
Из тьмы пекельной новы выходите.

Услышавше царь Давид, на рели играе,
Ныне Христос с пекла люд выпроважае,
Спиваемо красную песнь: Иерусалиме, светися,
Слава бо Господняя на тебе явися.

Горы и холмы и дубравы, играйте.
Зверие и вси птицы радостно выкликайте,
Зверие и вси птицы радостно выкликайте,
Друг друга целуючи воспойте любовне.

Ныне Солнце Правды над царями царюет
И нам христианам всем небо дарует.

***
Посереду села до стояла ярба...

Посереду села до стояла ярба, [2]
Слава Тебе, Боже, да на весь свет!

Что-й на той на ярбе да три коготочка, [2]
Слава Тебе, Боже, да на весь свет!

Что-й на тыих коготках три зязюлечки, [2]
Слава Тебе, Боже, да на весь свет!

А свили же они все три по гнездочку, [2]
Слава Тебе, Боже, да на весь свет!

А снесли же они все три по яичку, [2]
Слава Тебе, Боже, да на весь свет!

А вывели же они все три по сыночку, [2]
Слава Тебе, Боже, да на весь свет!

Первый же каже – я рыбалком буду, [2]
Слава Тебе, Боже, да на весь свет!

Другий же каже – а я пахарник буду, [2]
Слава Тебе, Боже, да на весь свет!

Третий же каже – а я зямщик буду, [2]
Слава Тебе, Боже, да на весь свет!

Первый же каже – а я рыбки наловлю, [2]
Слава Тебе, Боже, да на весь свет!

А я рыбки наловлю наловлю и к святому дню, [2]
Слава Тебе, Боже, да на весь свет!

И к святому дню, к Благовещению, [2]
Слава Тебе, Боже, да на весь свет!

Другий же каже – а я хлеба напашу, [2]
Слава Тебе, Боже, да на весь свет!

А я хлеба напашу и к святому дню, [2]
Слава Тебе, Боже, да на весь свет!

И к святому дню, к Тайной Вечере. [2]
Слава Тебе, Боже, да на весь свет!

Третий же каже – а я мёду нагляжу [2]
Слава Тебе, Боже, да на весь свет!

А я мёду нагляжу и к Велику дню, [2]
Слава Тебе, Боже, да на весь свет!